Директор антидопингового Центра в Лозанне: «С тем, что мы узнали о Сочи, мы переживаем «стоячий нокаут»

Фредерик Коллер | Le Temps

Директор антидопингового Центра исследований и экспертизы при университете Лозанны Марсьяль Соги знаком с проблематикой российского допинга лучше, чем кто бы то ни было. В интервью журналисту Le Temps Фредерику Коллеру он сказал, что в докладе Макларена не содержится абсолютно неопровержимых доказательств «государственного» российского допинга: «Многие из элементов этого доклада основаны на заявлениях Григория Родченкова. Ряд вещей был доказан, но не все. Для того, чтобы комиссия Макларена могла выявить неопровержимые доказательства, времени было маловато». «Нужно провести значительное расследование, чтобы определить виновных, — считает Соги. — Прозвучало имя российского министра спорта Виталия Мутко. Кто теперь сможет окончательно подтвердить, что за всем этим стоял лично он?»

Швейцарский эксперт, знакомый с Родченковым, сказал, что тот «всегда ощущал, что работает в весьма напряженной обстановке, и не мог себе позволить рассказать слишком много. То, что он открыл, вписывается в те вещи, которые он неоднократно давал понять обиняками».

Марсьяль Соги полагает, что описанный Родченковым способ подмены российскими спецслужбами образцов мочи для допинг-проб во время зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году выглядит правдоподобно. «В ситуации Олимпиады все происходит на стыке двух областей деятельности. С одной стороны, есть те, кто отбирает образцы и владеет всей информацией, с другой — есть лаборатория, где хранят образцы и делают анализы. Эта граница чрезвычайно тонка. В огромной организации — такой, как Олимпиада, — берут множество образцов в краткие сроки, поэтому все должно быть организовано очень рационально. Если с самого начала, с момента устройства лаборатории, существовал предварительно разработанный план, можно себе представить, что подобная манипуляция с образцами имела место. Расследование Макларена показало, что россияне научились осуществлять махинации с печатями, то есть с пробками емкостей для мочи, которые обычно нельзя открыть, не разбив емкость. Российские инженеры, несомненно, нашли способ почти не оставлять следов», — рассказал Соги. Он уточнил, что Макларен обнаружил эти следы с использованием достаточно дорогостоящей аппаратуры, которой лаборатории не располагают.

Эксперт напомнил, что перед Олимпиадой в Пекине (2008) от соревнований были отстранены семь российских спортсменок, имевших шансы на медали. «Было доказано, что в России в ходе проверок имели место манипуляции. Этот случай не получил освещения в прессе, хотя это была масштабная операция, демонстрирующая существование систематических манипуляций с пробами для сокрытия практики допинга», — рассказал он. «Теперь, с тем, что мы узнали о Сочи, мы переживаем «стоячий нокаут». Хотя многое в этой сфере было известно, такого мы не ждали».

Отвечая на вопрос о том, почему при весьма прозрачных выводах WADA МОК не торопится принимать решение о судьбе российской сборной, Соги напомнил: «МОК — это организатор, хозяин Олимпиады. Проблемы допинга решаются международными федерациями, именно они устанавливают права спортсменов на допуск». По его мнению, совершенно нормально, что международные спортивные федерации, прежде чем исключать из соревнований национальную федерацию или отдельных лиц, запрашивают больше информации.

Кремль дал понять, что спортивные федерации находятся под политическим влиянием, напомнил журналист. На это Соги ответил, что во главе федераций стоят и россияне. «Я понимаю, что русские хотят культивировать ощущение преследования, но крупные организации очень заботятся о прозрачности и репрезентативности, — сказал специалист. — Они не могут искусственно создать холодную войну. Возможно, англосаксы действительно взяли верх. Когда речь идет о допинге, этическая сторона дела и борьба с мошенничеством больше развиты у них. Но у русских были все возможности участвовать в принятии решений».