Немецкий журналист: Разведка ФРГ действует независимо от руководства

Спустя 2 года после шпионского скандала главу разведслужбы ФРГ отправляют на пенсию. Он не знал, что его подчиненные передавали секретные данные США, считает журналист Ханс Ляйендекер.

Согласно сообщению правительства ФРГ, руководитель Федеральной разведывательной службы Германии (BND) Герхард Шиндлер (Gerhard Schindler) будет досрочно отправлен на пенсию с 1 июня, вместо него придет чиновник министерства финансов ФРГ Бруно Каль (Bruno Kahl). Немецкие СМИ связывают это со скандалом вокруг американских спецслужб, которые прослушивали телефонные разговоры членов правительств союзных стран, а также европейские промышленные компании и другие организации в ЕС.

Руководство немецкой разведки обвиняли в содействии слежке. В частности, сообщалось, что прослушивающая станция BND в Бад Айблинге отслеживала контакты по переданным спецслужбой США критериям поиска и передавала полученную информацию американским коллегам.

Известный немецкий журналист Ханс Ляйендекер (Hans Leyendecker) из-за своих расследований много лет сам являлся объектом наблюдения спецслужб ФРГ. В интервью DW он рассказал о том, почему глава BND лишился своего поста только сейчас, и что помешало ведомству канцлера обеспечить более эффективный контроль за работой собственной разведки.

DW: Более двух с половиной лет назад немцев шокировало сообщение о том, что американское Агентство национальной безопасности (АНБ) вело слежку за союзными государствами, а немецкая разведка ему в этом помогала. Почему же глава BND отправлен на пенсию только сейчас?

Ханс Ляйендекер: В то время проверки показали, что он не располагал информацией о том, чем занимались его подчиненные. Однако впоследствии было установлено, что это частое явление в BND. Это означает, что немецкая разведслужба, которой в этом году исполнилось 60 лет, живет своей собственной жизнью вне зависимости от того, кто в данный момент является ее руководителем.

Шиндлер также пострадал от этого. Разведка годами использовала так называемые «селекторы» (критерии поиска для целевого просеивания электронной коммуникации, переданных в BND американской спецслужбой АНБ. BND затем передавала полученные данные АНБ. — Ред.), однако Шиндлер не знал, что это были за «селекторы».

— Вы говорите, что BND жила своей собственной жизнью. Работу немецкой разведслужбы координирует ведомство канцлера ФРГ, а контроль над ней осуществляет специальный комитет бундестага. Чем это ведомство отличается от других?

— Тем, что там работают разведчики. Некоторые из них всегда действуют независимо, а иногда выступают и против собственного руководства. Многие честно выполняют свою работу, однако из-за характера работы в разведке среди сотрудников могут оказаться и особые кадры. Поэтому все руководители сталкиваются с трудностями.

— К практике передачи полученных данных спецслужбам США неоднозначно относились и в самой немецкой разведке. Кто относился к этому критически? Были ли это сотрудники среднего звена, которые не могли пойти против своего руководства?

— Конфликты существуют на всех уровнях. Сложно усадить представителей пяти спецслужб за один стол, чтобы договориться о совместной позиции. Здесь нужно учитывать разные интересы, в том числе и интересы департаментов: раньше в BND было 13 отделов, а затем их число было сокращено до 12. Сотрудники расформированного отдела взбунтовались. Напряжение среди сотрудников, которых непосредственно касаются перемены, ощущается во всех ведомствах. Только в случае разведслужб оно намного сильнее.

— Ставшая популярной фраза Ангелы Меркель о том, что шпионить за друзьями некрасиво, в свое время была сказана в адрес американцев. Однако BND годами оставалась усердным помощником Вашингтона. Почему ведомство канцлера не могло обеспечить более эффективный контроль над разведкой?

— Ведомство канцлера получило сведения (о возможной передаче разведанных США. — Ред.), однако не провело надлежащего расследования. Это, без сомнения, серьезная проблема. Координатор работы разведслужб ведомства канцлера ФРГ Клаус-Дитер Фритше (Klaus-Dieter Fritsche) получил эту информацию, однако оставил ее без должного внимания.

— Изменился ли после шпионского скандала стиль общения немецких граждан? Воздерживаются ли они от обсуждения деликатных вопросов по телефону?

— Нет. Как правило, люди перестают бояться прослушки уже через пару дней. Я считаю, что на практике кардинальных изменений не произошло. В бундестаге есть пара телефонов, которые взломать не так-то просто. В то же время хакеры по-прежнему взламывают системы, и мне кажется, что в повседневной жизни люди общаются друг с другом точно так же, как раньше.

— Что может и должно измениться в BND с приходом нового руководства?

— Во-первых, несомненно, люди надеются на то, что подобная история, когда BND живет отдельной жизнью, больше не повторится. Во-вторых, нужно находить новые решения и улучшать свою работу в сфере информационной безопасности. В-третьих, необходимо успешно осуществить перевод штаб-квартиры Федеральной разведывательной службы из Пуллаха в Берлин. Это сделать крайне сложно: речь идет о более 6500 сотрудников, 1000 из которых останется в Пуллахе, а остальные переедут в Берлин. Перед новым руководителем BND стоит сложная задача — сохранить единство внутри ведомства.